Valatar Aleanath (likedeler) wrote,
Valatar Aleanath
likedeler

Categories:

Первый французский

Вообще, само слово "камуфляж" французского происхождения. И слова такого словари не фиксируют до 1915 г.


Слово camouflage пришло из парижской фени. Об этом свидетельствует в своих воспоминаниях один из первых теоретиков искусства камуфляжа, художник Люсьен-Виктор Гиран де Сцевола. Собственно, обозначало оно скрытность, маскировку. В русском языке слово "маскировка" существовало, и происходило, конечно же, от "маска". Но статья «Маска» с описанием различных естественных и искусственных способов укрытия войск от наблюдателей и артиллерийских батарей противника появилась только в «Энциклопедии военных и морских наук» под редакцией Г. А. Леера, вышедшей в 1883-1897 гг. А в знаменитой «Военной энциклопедии» 1911-1915 гг., издание которой было предпринято И. Д. Сытиным, статья «Маскирование или маскировка» не только содержит сведения об этом предмете, но и обобщает опыт русско-японской войны 1904-1905 гг. (окраска откосов, укрытие дёрном, пересадка деревьев и кустов, световая и дымовая завесы, ложные строения и т.п.). Слово же "камуфляж", судя по всему, распространилось и закрепилось среди русских военных уже в ходе Первой мировой войны, став синонимом уже знакомого определения.

Но речь о французах. Многим известны шутки о французской армии, ставшие популярными, в общем-то, после позорного предательства своей армии французским правительством в ходе Второй мировой войны.
   

  
Впрочем, можно шутить сколько угодно о зеркалах заднего вида и количестве задних передач у французских танков или петь песни о псах и трусах, однако и во время Второй мировой была эскадрилья "Нормандия", а в других войнах, даже проигранных, французы обычно показывали себя крепкими вояками, с которыми противнику приходилось считаться. Одни только Наполеоновские войны чего стоят, когда окончательно задавить "малэнъкый, но гордий народ" смогли лишь объединенными силами крупнейших европейских армий. Даже при Ватерлоо от позора поражения при численном превосходстве чуть более, чем нужно, самоуверенного Веллингтона спасла лишь прусская конница, появившаяся в критический момент на поле боя в результате стечения целой цепи роковых для французов обстоятельств.

Как известно, первыми, кто всерьез задумался о защите личного состава армии в целом, были англичане, которые применили в ходе англо-бурской войны форму цвета хаки, приплюсовав ее к артиллерии и пулеметам, что не оставило бурам ни малейших шансов и завершилось их полным разгромом. "Россию, которую мы потеряли" при святом кровопийце Николашке ничему не научили зашкаливающие потери в ходе русско-японской войны, и она вступила в Первую мировую не только без касок, но и частично, несмотря на реформу формы в 1912 г. по-прежнему в белых гимнастерках.

О том, какой бардак был в русской армии накануне Первой мировой войны можно прочесть в книге Н. Корниша и А. Каращука "Русская армия 1914 - 1918 г.г.": Вплоть до первых годов XX в. обувь и одежда строились самими войсками из материалов, отпускавшихся правительством. Эта «полковая экономия» приводила к большой потере времени, которое могло быть использовано для обучения, а недостаточный контроль оставлял у многих солдат убежденность в том, что правительство равнодушно к их судьбе. После русско-японской войны было решено упразднить подобную практику. К 1909 г. около 50% продукции изготавливалось по контрактам, за которыми теоретически наблюдало Главное Интендантское управление. Офицеры приобретали форму и снаряжение у поставщиков в больших городах, а качество обмундирования было намного лучше, чем у нижних чинов.
Казаки должны были обмундировываться сами, так же как и другие иррегулярные конные части. Форма кавказских казаков базировалась на их традиционной одежде и больше походила на кавказскую, нежели на русскую.
За обмундирование Государственного ополчения отвечало местное начальство соответствующего района. Единственными обязательными требованиями были единообразие униформы, наличие алых погон и ополченского креста на фуражке. Вследствие этого, несомненно, в первые месяцы войны многие ополченцы были одеты в устаревшее обмундирование: белые гимнастерки и темно-зеленые шаровары.

Собственно, французы в этом русским не особо уступали, и начали воевать в красных штанах. Отстрел красноштанников германскими снайперами был настолько интенсивным, что французы быстро одумались, сменили форму и сделали искусство камуфляжа именно искусством, привлекая к нему профессиональных художников и скульпторов (т.н. "camoufleurs").

Началось всё с инициативы двух мобилизованных в 6-й артиллерийский полк художников – вышеупомянутого Сцеволы (Lucien-Victor Guirand de Scévola) и его коллеги из Нанси, Луи Гинго (Louis Guingot). Они задумали накрыть орудия батареи холстом, раскрашенным под цвета окружающей местности, а также изменить цвет формы артиллеристов (одна такая куртка "леопардового" окраса до сих пор хранится в музее истории Лотарингии в Нанси). И, как люди передовые в эволюционном плане, решили пойти вперед, обратив внимание не на лягушек, а на ящериц.

Но сразу должен предупредить, что некий процент далее сказанного - это что-то вроде легенд и домыслов, поскольку в русскоязычной части Интернета эта страница освещена настолько слабо, что даже для меня явилась случайным открытием.

Несмотря на определённый успех, Сцеволе и Гинго не удалось привлечь внимание высших чинов к своей задумке. Лишь в октябре-ноябре 1914 года генерал Ноэль де Кастельно (Noël Édouard de Castelnau) заинтересовался наработками художников и убедил президента Пуанкаре, а также главнокомандующего Жоффра в полезности этой работы в случае долгой позиционной войны.

С 12 февраля 1915 года Сцевола получил пост начальника специального подразделения, занимавшегося камуфляжем. К работе были привлечены добровольцы из числа знакомых Сцеволы, а штаб-квартирой группы стал Амьен. Уже с августа под руководством Гирана де Сцеволы оказываются значительные силы: под военные нужды были реквизированы мастерские, обслуживавшие Гранд-Опера и другие крупные театры французской столицы. Под руководством карикатуриста Абель-Трюше (Louis Abel-Truchet) там начали работать специальные курсы для художников, через которые прошло более двухсот слушателей. Затем они будут распределены по всем армиям вдоль фронта в Нанси, Амьен, Шалон-сюр-Марн, Эперне и т.д.

В ходе войны группа Сцеволы была сначала прикреплена к артиллерии, потом передана инженерным войскам, а затем переподчинена ПВО. В августе 1918 года маршал Фош, командующий всеми силами союзников на Западном фронте, предложил учредить общую службу камуфляжа, которая координировала бы усилия и немедленно внедряла все технические новинки. Пока подобный орган находился в стадии формирования, война успела закончиться. Как отмечает французская исследовательница Сесиль Кутен (Cécile Coutin), несмотря на несомненную эффективность этого подразделения, оно было почему-то распущено без каких-либо попыток найти ему место при реорганизации армии.

Чем же занимались художники этого подразделения? По словам Кутен, их работа велась по нескольким главным направлениям.

Художники в составе небольших разведывательных групп проводили съёмку местности и разрабатывали разные способы укрытия пунктов наблюдения за противником, снайперских точек, а также предусматривали сооружение ложных целей для обмана и дезориентации немцев. В числе наиболее известных примеров подобной работы можно назвать установку ложных деревьев для наблюдателей и снайперов, «подстраивание» фальшивых развалин, скрывавших укреплённые пулемётные и снайперские точки, к настоящим руинам, возведение целых деревень-обманок и высаживание длинных живых изгородей для маскировки дорог, мостов, укрытий и т.п.

С распространением авиационных налётов и аэрофотосъёмки перед художниками встали новые задачи. Фотоснимки с самолётов показали несовершенство маскировки некоторых объектов, а также необходимость менять камуфляж в соответствии со сменой сезонов. Одной из главных проблем стали тени замаскированных объектов, хорошо заметные с самолёта. Впрочем, служба камуфляжа достойно встречала все трудности.
Кроме того, художники трудились над покраской артиллерийских орудий, вагонов, грузовиков, танков, катеров и т.п., скрывая их истинные размеры с помощью цветовых пятен, а также делая их невидимыми на фоне окружающей местности. Дополнительные трудности представляла раскраска самолётов, которые должны были быть незаметны на фоне неба в любую погоду.

Подобная работа не могла осуществляться небольшой группой. К февралю 1917 года только в главной мастерской работало 304 человека, а её руководство насчитывало 30 офицеров и семерых штатских. Между художниками возникали споры, поскольку художники-классики с трудом могли понять художников-авангардистов. Хотя, как настаивает Патрик Пекатт (Patrick Peccatte), в настоящее время многие исследователи склонны преувеличивать роль такого авангардного направления, как кубизм, в создании камуфляжа в годы Первой мировой войны. Впрочем, сам Сцевола в конце 1940-х гг. писал о несомненном влиянии кубизма на искусство камуфляжа. Вполне возможно, что влияние было взаимным.

Но остановиться хотелось бы именно на пехотном камуфляже, с которого все и началось.

Если кто наберет в поисковике сочетание "камуфляж лизард" (именно так в английском обозвали ящериц), то найдет море ссылок на камуфляжи французских и американских разработок, преимущественно созданных для войн в условиях джунглей, коих сначала одни, а потом другие, провели не по одной. То, что сейчас понимается под камуфляжем "лизард" - это наслоения разных по оттенку зеленых и/или цвета хаки волнистых (как бегущая ящерица) полос, расчлененных подобными черными или темно-бурыми полосами. Наиболее знаменитым среди лизардов является камуфляж "тигр", применявшийся, в основном, частями глубокой разведки армии США во время Второй Индокитайской войны
 

 
Французский lézard (не поверите, но и во французском языке это слово обозначает ровно то же самое) имел совсем другой вид. По легенде разработчики обратили внимание на какую-то местную ящерицу, прекрасно маскировавшуюся в данной местности, и попробовали скопировать ее расцветку для создания нового маскхалата. И было это в 1915 г., в то время как знаменитые немецкие шлемы, раскрашенные в технике "витражного" камуфляжа, известны с 1916.

Снимков нововведения практически не сохранилось, и часть изображений нововведения можно увидеть лишь как реконструкции. Вот снимок, демонстрирующий внешний вид нового маскхалата с имитацией каменистой местности.
     

  
Следует обратить внимание, что уже соблюдены основные каноны, а именно то, что костюм должен не только сливаться с окрасом местности, но и искажать форму предмета. Широкие штанины, капюшоны и общая мешковатость маскхалатов дожили до наших дней, как основные принципы маскировки.

Ну и вот он, собственно, первый французский лизард, как его изображали художники-современники. Должен признать, что очень грозно и эффективно выглядят:
  

 

 

 

   
Вот такое французам удалось создать еще в 1915 г., порой на годы обскакав своих коллег из других воюющих стран. Странно и даже обидно, что такая яркая страница истории камуфляжа незаслуженно перекрыта более раскрученными немцами и американцами.
Tags: спор брони и снаряда
Subscribe

  • Много лет не был на толковом концерте

    Shining - это Кварфорт, Кварфорт это Shining, и, как говорилось бесчисленное количество раз до этого, остальные участники - просто инструменты,…

  • Попутно-рабоче-полезное

    Так уж случилось, что из всех многочисленных направлений стендового моделизма мне наиболее близок суровый реализм, и работать бы в нем да…

  • Вышли из кинотеатра

    Да, все совершенно верно догадались, на какой фильм ходили. Что не очень сложно, судя по "картинке для привлечения внимания" Хочу…

Comments for this post were disabled by the author